Как развивать свои навыки быстрее других

Навык, который изменит ваше отношение к чтению.

«Информация, которую мы потребляем, важна также, как и то, что мы едим. Она влияет на мышление, поведение, на понимание своего места в мире. И на то, как мы понимаем других. — Эван Вильямс, сооснователь Twitter и Medium

Прямо сейчас, где-то в мире есть параграф, глава или книга, которые изменили бы вашу жизнь навсегда. Я называю такую информацию «прорывным знанием». А умение находить его в эпоху информационной перегруженности считаю одним из самых важных навыков, который можно развивать.

Каждый испытывал опыт прорывного знания. Сказанная родителями или учителем фраза, которая засела в голове и изменила все или книга-«землетрясение», которая потрясла до глубины души.

Для Уоррена Баффета такой книгой стала «Разумный инвестор». Он прочел ее в возрасте 19 лет. Эта книга укрепила ядро философии инвестирования, которой Баффет будет пользоваться на протяжении всей карьеры. Для Илона Маска ей стала книга «Автостопом по Галактике». Она помогла ему задаться большими вопросами и начать размышлять о самых главных проблемах человечества. Моей недавней книгой-«землетрясениям» стала «Альманах бедного Чарли», написанная миллиардером Чарли Мангером. Из нее я впервые узнал о моделях мышления. Изучение и применение моделей мышления так сильно повлияло на меня, что я основал клуб «Модель мышления месяца».

Книги-«землетрясения» редки, но стоят тысячи просто хороших книг. Прорывное знание может длиться всего несколько минут, но эффект от него отразится на всей жизни. Это высшая форма обучения.

А теперь представьте, что вы переживаете подобный опыт не раз в десятилетие, а раз в год. Или не раз в год, а дважды в месяц. Это изменило бы все, и это возможно.

Учитывая, что прорывные знания очень сильный инструмент, который трудно отыскать, то каждый должен спросить себя:

Как мы используем отведенное нам время для поиска прорывных знаний в море отвлекающих факторов?

Мой интерес к этому вопросу – личный. Как человек, который прочитал тысячи книг из разных областей, я неоднократно спрашивал себя об этом. Сотни книг стоят на моих полках, висят в корзине Amazon, в библиотеке Kindle, и в списке Audible. Я бы очень хотел прочесть их все, но у меня нет на это времени — это настоящий бесконечный плейлист.

Со временем я разработал подход к работе с большим количеством информации. Подход, основанный на собственном опыте и наблюдении за тем, как учатся многие ведущие предприниматели (в том числе Илон Маск). Но прежде чем мы перейдём к его сути, нужно сначала понять в чем же проблема. Как однажды сказал изобретатель Чарльз Кеттеринг:

«Хорошо понятая проблема решена уже наполовину»

Четыре всадника Инфо-Апокалипсиса

Хотя мы и считаем перегруженность информацией одной большой проблемой, на самом деле она состоит из четырех. Каждая из них усугубляется, а вместе они усугубляют один большой кризис. Этот кризис может привести к коллективному отупению, а не развитию. Может разъединить нас вместо того, чтобы объединить. Кризис известен под разными именами, но я считаю, что самое подходящее – Инфо-Апокалипсис.

Четыре проблемы, лежащие в основе Инфо-Апокалипсиса:

1. Контентный шок

2. Герметичные среды

3. Постоянное отвлечение

4. FOMO (Страх пропустить что-то важное)

1. Контентный шок

«Обилие информации приводит к скудности внимания…» – Герберт А. Саймон

С появлением онлайн изданий и социальных сетей объем доступных знаний растет так быстро, что никто за ним не успевает. Каждую секунду общее количество контента растет. И разрыв между количеством общих знаний и временем для их потребления увеличивается.

Проблема: Большое количество новой информации и новых навыков находятся где-то рядом, но спрятаны так, что мы даже не подозреваем об их существовании.

2. Герметичные среды

По мере того, как группа увеличивается, она становится менее устойчивой и более разнообразной. В конечном итоге она разделяется на подгруппы. Одним из самых известных примеров этого явления является религия. Иудаизм распространялся до тех пор, пока не разделился на несколько разных течений, одна из которых – христианство. Христианство распространялось, а затем разделилось на католичество и протестантство. Протестантство распространялось, а затем разделилось на баптистскую, методистскую и лютеранскую церкви, и т.д.

Это происходит с любой растущей областью и сообществом. Каждая новая группа развивает свой язык и культуру. С одной стороны, это улучшает общение внутри группы, а с другой усложняет проникновение в нее новых знаний. Они сначала должны быть переведены в лингвистическом и в культурном смыслах.

Каждая группа развивает собственную идентичность, основанную на отличиях от других групп. Эти концептуальные стены между группами приводят к поляризации и предубеждениям. Хотя это явно видно в религии и политике, но происходит во всех сферах. Художники, которые становятся больше ориентированы на бизнес, в чьих-то глазах становятся «продажными». Бизнесмены часто считают академиков слишком теоретическими и непрактичными. Многие деятели естественных наук в принципе не считают социальные науки таковыми. Ученых, которые пишут популярные книги, не воспринимают всерьез как исследователей.

Проблема: Каждая группа живёт в своей собственной герметичной среде, которая воспринимается «истинной» реальностью. Каждая группа борется за сохранение своих убеждений, обвиняя в чем-то остальные группы. В эпоху социальных сетей и персонализированного контента эти герметичные среды становятся ещё более изолированными, поскольку получают все меньше и меньше информации из-за пределов групп.

3. Постоянное отвлечение

Интервьюер: Вы сказали, что сейчас время для поиска души в социальных сетях, и вы участвовали в создании крупнейшей из них. Что сейчас делается в этом направлении?

Чамат Палихапития: Я чувствую огромную вину … Я думаю, что мы все знали в глубине души, хотя и притворялись, что «скорей всего никаких непредвиденных последствий не будет». Я думаю, где-то в глубине нашего разума, мы знали, что может произойти что-то плохое.»

Где-то пять лет назад, я брал интервью у основателя Meetup. И речь зашла о новостных лентах в социальных сетях. Он сказал что-то, что я запомнил:

«Если вы думаете, что это не вызывает привыкание, просто подождите пять лет».

И вот прошло пять лет и мои отношения с мобильными устройствами, интернетом и социальными сетями изменились пугающим образом. Со временем я стал более бдительным — загружал расширения для Chrome (такие как Crackbook, Intently, и Newsfeed Eradicator), удалял все приложения социальных сетей с телефона, устанавливал пароль для скачивания, который знала только моя жена — и мне до сих пор кажется, что в этой битве я проигрываю.

Я могу ругаться с Facebook, Twitter или YouTube сколько угодно, но каждый из них помогает мне строить свой бизнес. Управляя группой Facebook с 50 000 участников, я закупаю рекламу у Facebook и Google, чтобы продвигать свои новые статьи.

Пробовал блокировать YouTube, но в нем так много высококлассных обучающих видео, что я все-таки решил включить его. И хотя я работаю из дома, включая компьютер, чувствую, что оказался посреди оживленного рынка.

Маркетологи, разработчики и хакеры получают беспрецедентный доступ к информации о поведении людей. Они пользуются подобными знаниями, чтобы захватывать людское внимание и подсаживать их на свой продукт. На эти цели расходуются миллиарды долларов ежегодно. Придуманы бизнес-модели, основанные на рекламе — или на распространении дезинформации — чтобы получить максимальное количество кликов, прилагая минимальные усилия.

В не столь отдаленном будущем человечество сможет смотреть на жизнь через очки или контактные линзы дополненной реальности, и это еще больше усугубит проблему.

Проблема: Наша среда обитания (физическая и виртуальная) заполняется все большим количеством контента — будь то редакционная статья, реклама или «поддельные новости». Этот контент разрабатывается под индивидуальные предпочтения, что отвлекает еще сильнее. Он может отвлекать нас от более полезной информации или наших собственных целей.

4. FOMO (Страх пропустить что-то важное)

Сегодня, по сравнению с прошлым десятилетием, существует гораздо больше интересного контента, который «хотелось бы прочитать или посмотреть». Но много выбора – это не всегда хорошо. На самом деле это очень быстро становится подавляющим.

Но происходит это не просто из-за количества вариантов; а из-за количества хороших вариантов. Отказ от хороших вариантов причиняет боль людям. Это называется боязнь потерь.

Кроме того, множество хороших вариантов означает, что нам часто приходится принимать решения, в которых нет явного победителя. Должны ли мы читать книгу про науку о данных или искусственном интеллекте, чтобы улучшить свою карьеру в будущем? Должны ли мы улучшать свои навыки коммуникаций, чтобы стать лидером? Или мы должны изучить последние исследования о тренировках, книгу по питанию или руководство для родителей, чтобы вывести жизнь на новый уровень? Все эти области важны. И если мы сравниваем их между собой, то чувствуем, будто сравниваем яблоки с апельсинами или миндалем.

Эти решения чрезвычайно сложны в психологическом плане.

Проблема: Если хороших вариантов слишком много, а понимания какой из них станет лучшим нет, то мы перестаем осознавать последствия своих решений.

Результат: Ежедневная диета из медийной нездоровой пищи

Все эти проблемы (контентный шок, герметичные среды, постоянное отвлечение и страх пропустить что-то важное) приводят к тому, что пользователи, которые не подходят к потреблению контента осознанно, будут сидеть на диете из медийной нездоровой пищи. Будут вовлекаться во всё, что им предлагают; кликать на все подряд; а когда им предложат хорошие варианты, не будут уверены, какой лучше выбрать. В здравоохранении регионы, в которых недоступна здоровая еда, называют «продовольственная пустыня». Для тех, кто необдуманно подходит к потреблению контента, интернет все больше и больше становится похож на пустыню информационную, полную бесполезной информации. А еще хуже, что люди, употребляющие медийную нездоровую пищу, считают, что становятся от этого более информированными и умными, хотя все происходит как раз наоборот.

Ок, проблема ясна. Как ее решать?

Хотя Инфо-Апокалипсис – картина довольно мрачная, с другой стороны, и прорывных знаний тоже становится больше, чем раньше. Разнообразные знания от мировых экспертов, можно найти на любом ресурсе, и большая часть из них бесплатна или доступна. За следующие 9 лет человечество удвоит количество своих научных знаний.

Допустим, я хочу изучить видеографию. 20 лет назад мне пришлось бы искать курсы в своем городе или прочесть книгу об этом. Сегодня я могу зайти на YouTube и воспользоваться результатами поискового запроса. Или могу просто купить себе за 180$ полный доступ к курсам на Masterclass и учиться режиссуре у Рона Говарда, написанию сценариев у Аарона Соркина, кинопроизводству у Мартина Скорсезе. С этой точки зрения, если внимательно относиться к своему потреблению, мы на самом деле живем в информационной утопии.

Чарльз Диккенс написал в «Повести о двух городах»:

«Это были лучшие времена, это были худшие времена; это был век мудрости, это был век глупости; это была эпоха веры, это была эпоха безверия; это были годы света, это были годы тьмы; это была весна надежд, это была зима отчаяния; у нас было все впереди, у нас не было ничего впереди.»

Люди, которые быстро находят прорывные знания, минимизируя при этом количество бесполезной информации, имеют огромное преимущество перед другими. Они живут в настоящем информационном роге изобилия с большим количеством сочных фруктов. Это недооценённый навык.

Единственный способ превратить потенциальный инфо-апокалипсис в информационную утопию – изменить отношение к медиа на проактивное. Мы не можем пассивно довериться потоку новостных лент, настройкам по умолчанию и уведомлениям, которые нами руководят. Компании, создающие их, не преследуют наши интересы и уже потеряли общественное доверие. Все эти ленты созданы для одного: удерживать наше внимание как можно дольше как в краткосрочном плане, так и в долгосрочном. Такая бизнес-модель имеет фундаментальное противоречие с нашими собственными задачами.

И как же отыскать полезный сигнал среди всего этого шума? Ту иголку в стоге сена? Прорывное знание в море того, что страшно пропустить, и на что хочется отвлекаться. Как жить в информационной утопии, а не в инфо-апокалипсисе?

В следующей статье я предлагаю три решения:

1. Задавать себе правильный вопрос, который поможет отфильтровать прорывное знание.

2. Использовать новый формат знаний, который имеет большее отношение сигнал/ шум.

3. Освоить навык, который поможет подходить к поиску прорывных знаний системно.